Секрет Страдивари останется в Кремоне.

Итак, в мире очередная сенсация! Молодой скрипичный мастер из Кремоны –Андреа Шудтц объявил, что он является обладателем секрета старых мастеров, того самого пресловутого «секрета Страдивари», найти который мечтает едва ли не каждый уважающий себя профессионал.

      Нам удалось договориться об интервью и встретиться с Андреа в его в мастерской в Кремоне, куда он вернулся после выставок, где представлял свои новые скрипки. Мастер встретил нас в рабочей одежде, с инструментами в руках.

 

–  Вот, потерял много времени, надо наверстывать, заказов много. Выставки сильно выбивают из рабочего ритма. Правда, результаты последних двух – в Милане и в Шанхае – впечатляют. Я продал обе «новых» скрипки, и получил заказы еще на несколько инструментов.

 

–  Скажите, это те самые скрипки, о которых так много говорят?

 

–  Да, это те самые инструменты. Можете посмотреть их, только осторожно, они уже проданы.

–  Я понимаю, что ты не будешь раскрывать свои секреты, но хоть немного приоткрой завесу – чем же отличается старинная скрипка от современной? В чем заключается секрет удивительного звучания скрипок кремонских мастеров 17-18 столетий – Амати, Гварнери, Страдивари?

–  Это принципиально другая технология. Как бы вам нагляднее объяснить… Скажем, если велосипедному мастеру сказать, что велосипед будет мчаться быстрее с квадратными колесами, и чтобы он начал усиленно думать в этом направлении. Ведь в мире существует огромное количество гипотез, как старым мастерам удавалось добиться такого звучания – и жучков-то древесных Страдивари травил, и ледниковый период древесину именно в районе Кремоны всю попортил, и в морской воде древесину вымачивали, и в речной тоже. Да, еще окислял он свои скрипки всем, что под руку попадется. Каких только «секретов Страдивари» за эти годы не было «раскрыто». Ну и мастера, как только появляется очередная гипотеза, дружно бросаются этот метод воплощать. Получают какой-то результат, он, естественно, чем-нибудь отличается от обычного звучания. Но, через какое-то время понимают, что это все же не то, и продолжают спокойно работать в своих мастерских до следующего «откровения» очередного «нашедшего» секрет Страдивари/Гварнери/Амати (нужное подчеркнуть). Вообще, попыток создать инструменты со «старым» звуком было неизмеримое множество. Пытались использовать черепаховый панцирь, фаянс, слоновую кость, пластик и даже сталь. Но результат по улучшению звука был нулевой. Поэтому нужен был совершенно другой подход к скрипке.

–  Так Вы считаете, что используемая Вами технология применялась самим Страдивари?

–  Ну что вы. Я ни в коем случае не говорю, что сумел найти оригинальный рецепт Страдивари, нет. Мне всегда больше нравились работы Гварнери. Я отталкивался от его творчества, делал копии именно его инструментов, копировал форму, подбирал лак, грунт, и по тому звучанию, по тем характеристикам, которые стали выдавать мои новые инструменты – я понял, что  двигался и двигаюсь в правильном направлении. И действительно, созданные мною инструменты как день и ночь отличаются от тех, что я делал раньше. Результат налицо – я сумел добиться совершенно другого качества звучания. Скажу больше: чтобы этого добиться, мне понадобилось полностью отключиться от стандартного процесса и начать привносить совершенно, казалось бы, несовместимые вещи в процесс создания инструмента. Мне нужно было попытаться развернуть поиск в направлении совершенно невероятном, но это принесло свои плоды.

–  Я все пытаюсь понять, почему именно Вы смогли раскрыть то, что на протяжении веков не смогли сделать другие скрипичные мастера?

–  Это пришло не вдруг, это не озарение. Я делаю скрипки со школьного возраста, больше двадцати лет. А в 15 лет я уже участвовал в международном конкурсе как самый молодой скрипичный мастер. Тем более, что мне не пришлось начинать с нуля, мой отец был великолепным мастером. Я совершенно уверен, что проживи он подольше, он бы сделал такую скрипку раньше меня. Он тоже всю жизнь пытался рассекретить «итальянцев». Он говорил мне, что не могло быть в те времена чересчур сложных технологий. Говорил: «ищи простое, очень простое, но оригинальное решение, обращай внимание на каждую мелочь, и думай. Все время думай.» Он считал, что вся эта система, этот технологический «секрет» был придуман одним человеком и, что было внесено всего одно изменение в производственный процесс. И что без этой единственной детали не будет работать вся система. Я искал именно эту деталь, этот недостающий винтик, но по прошествии времени начал понимать, что если бы была только одна неизвестная составляющая, то кто-нибудь давно смог бы догадаться или случайно применить на практике. Тогда я начал копать глубже, и понял, что все оказалось сложнее и проще одновременно, а именно – составляющая конечно же не одна, наверное поэтому ее так было сложно найти. И когда я сделал первую скрипку по новому рецепту, и она зазвучала совершенно фантастически для нового инструмента,  мне понадобилось несколько дней, чтобы взять себя в руки, успокоится и начать вторую скрипку. Ведь было столько сомнений – вдруг это случайность, вдруг не получится. И только когда вторая скрипка зазвучала также глубоко, как и первая, я понял – это победа!

–  А подтверждена ли кем-то аутентичность звучания, что это звучит именно как старинный инструмент?

–  Конечно, их уже опробовали несколько независимых скрипачей-виртуозов и экспертов. Некоторых я предупреждал, что это необычные инструменты, а некоторым давал выбрать среди других скрипок моей мастерской. Выбор был однозначным. Это действительно другой, фантастический звук, отличный от звука современных инструментов как небо и земля. Да и на двух последних выставках в Милане и Шанхае, где я представлял эти инструменты, они произвели фурор. Поэтому мне не надо ничего подтверждать или доказывать, голоса моих скрипок говорят сами за себя. Отзывы самые восторженные!

–  Получается, что Вы заставили звучать новые инструменты как старинные?

–  Не просто как старинные, а как старинные именно с «итальянским» звучанием. Ведь и раньше скрипки различных мастеров и школ имели отличное друг от друга звучание. Скажем, инструменты французской скрипичной школы, безусловно изящные, имеют более резкий звук чем итальянские из-за большей жесткости лака. Французы, хоть и производили скрипки изысканной формы, золотисто-коричневого цвета под влиянием Страдивари, на мой взгляд, не смогли добиться той глубины и сочности звука присущих «итальянцам», что как раз и говорит о том, что «секрет» итальянских мастеров уже не был им известен. Они не использовали итальянские рецепты лаков, их лаки были менее пластичными и менее жирными. Это еще раз подтверждает, что только старые итальянские мастера, такие как Амати, его ученик Страдивари, и Гварнери знали и использовали свой секретный метод. Ведь именно их инструменты звучат настолько божественно.

–  А как же тогда быть со старыми скрипками? Ведь их стоимость может упасть, если люди будут знать, что можно изготовить скрипку с аналогичными характеристиками в наше время?

–  Скрипки подешевеют? Нет конечно, этого не произойдет, я же не собираюсь раскрывать суть секрета кому-то еще. Бояться этого не надо. Антиквары и владельцы старинных инструментов сохранят ореол загадочности, романтики и высокую цену старых скрипок. Есть еще одна причина – многие просто не захотят признать, что секрет фантастического звучания их инструментов может быть кем-либо раскрыт.

–  Скажите, больше ли приходится трудиться над этой скрипкой, чем над обычной?

–  Безусловно, приходится тратить где-то на треть больше времени. К тому же, в моей новой технологии всегда есть что улучшить, а это тоже берет время.

–  Можно ли надеяться, что Ваши скрипки станут для будущего поколения тем, чем стали скрипки Страдивари?

–  Очень надеюсь! Я уже становлюсь серьезным конкурентом современным мастерам. И  моя позиция очень выигрышна. Старинных инструментов очень мало, и они безумно дороги, поэтому лишь немногие музыканты могут позволить себе иметь инструмент Страдивари или Гварнери. Тем более, что инструментов Страдивари осталось “бродить по свету” немногим более четырехсот пятидесяти из тысячи. А те виртуозы, те музыканты, которые достигли вершин исполнительского мастерства, но не имеют возможности приобрести старинный инструмент, теперь могут раскрыть свои таланты еще ярче, используя мои инструменты.

–  Вы становитесь знамениты, вас приглашают на телевидение, о Вас пишут статьи. Как Вы реагируете на такую известность?

 

–  Сложно сказать. У меня до сих пор не укладывается в голове то, что я это сделал. Такое впечатление, что это все происходит не со мной.

 

–  И последний, традиционный вопрос – каковы Ваши дальнейшие планы?

 

–  Делать как можно больше хороших скрипок.